Главная » Статьи » Мои статьи

Основные принципы работы полиграфа
Ложь является самым древним феноменом социальных отношений. Примитивность человеческих общностей обуславливала и примитивность защитных реакций каждого индивида, к которым можно отнести и обман других членов племени. Когда в интересах племени каждый должен был выполнять простые, но требующие мотивации действия, от которых зависела судьба племени. Мотивацией мог выступать и страх ответственности перед вождем, обладающим властью и карательными функциями. Таким образом, к примеру, трусость на охоте, приведшая к гибели членов племени или упущенной добыче, могла повлечь за собой изгнание из племени или смерть, что в принципе означало одно и то же. Индивид в таких условиях стремился защитить себя любыми способами. Желая спасти свою жизнь, он подменял свою трусость каким либо благовидным предлогом, то есть лгал. Но трусливые охотники являлись бременем для племени, лишая его возможности благополучно существовать. Другими словами племя или вождь, как высшее должностное лицо, обязаны были избавляться от слабых и трусливых соплеменников, ради обеспечения благополучия большинства. Здесь мы находим необходимость изобличения общественно опасной лжи. Впервые в человеческой истории. Конфликт личных интересов и интересов группы, как зачастую и сегодня, в первобытном мире выступал мотивом обмана. Логичным следствием такого конфликта явилось желание изыскать средства установить истинность того или иного спорного утверждения.
Со времен древнейших культур человек пытался найти действенный способ установления истины. В разных уголках мира такие способы находились и с течением времени развивались и совершенствовались. Подобную эволюцию мы и рассмотрим ниже. В итоге эволюционировав в полиграф - прибор назначением, которого является регистрация многих физиологических процессов.
История и принцип работы полиграфа



В различных древних культурах, будь то Китай, Африка или Древняя Русь, использовались различные способы обнаружения лжи. Но различные по форме, большинство из них использовало либо страх перед сверхъестественными силами, либо неконтролируемые реакции вегетативной нервной системы. Скажем, забегая вперед, тот же принцип, который используется в современном мире в работе полиграфа!
Но остановимся подробнее на способах выявления обмана нашими далекими предками. Варламов в своей книге «Детектор лжи» описывает различные методы, использовавшиеся в древнем мире. Один из них -испытание с помощью осла. Это трудолюбивое животное за всю историю своего существования и предположить не могло, какую роль ему отведет человек в нелегкой борьбе за истину. Суть установления правды была в следующем: в полутемном помещении находился осёл, хвост которого был испачкан краской. Человек, слова которого ставились под сомнение, получал инструкцию зайти в помещение и погладить осла по хвосту. Если осел закричит, сообщалось подозреваемому, значит он виновен.
Создатели данного метода были уверены, что испытуемый, если он виновен, побоится гладить хвост, - вдруг осел закричит, и не дотронется до него, а значит, руки останутся чистыми от краски. Способ верификации с помощью «ослиного хвоста» распространился и был популярен в ряде регионов земли.
К другому способу прибегли туземцы одного из племен на Мадагаскаре, в котором было совершено убийство. Около 30 человек были подозреваемыми в этом убийстве. И колдун племени использовал следующее испытание: он убил петуха, ощипал его, а перья сжег. Оставшимся пеплом он обмазал тушку петуха и приказал подозреваемым прикоснуться, сообщив им, что убийца от этого тут же умрет. После колдун проверил руки испытуемых, у всех кроме двоих руки были испачканы в пепле. Варварский на первый взгляд метод с убийством птицы подкупает своей простотой воздействия на человеческую психику. Страх убийцы перед могуществом колдуна заставил его не трогать тушку петуха.
Еще один вариант веры в могущество потустороннего использовался во многих уголках Земли, в различных вариациях. К примеру, другой колдун усадил подозреваемых в убийстве в круг, в центр которого стал вколачивать деревянный кол. Закончив, он сообщил, что убийца теперь останется прикованным к земле, и приказал всем подняться, один из испытуемых остался сидеть. Вера в сверхестественные способности и сила самоубеждения древних людей была настолько велика, что лишила убийцу возможности подняться на ноги.
Нюансы поведения виновного лица, в период раскрытия убийства, описал китайский писатель Пу Сун Линь: подозреваемых в убийстве завели в полутемный буддийский храм. Выстроив испытуемых вдоль священной стены, им сообщили, что из стены должен выйти дух и написать на спине душегуба определенный символ. Чтобы лишить духа возможности пометить спину, убийца прижался спиной вплотную к стене и тем самым был изобличен.
Конечно сегодня такие методы могут показаться смешными и глупыми. Современный человек не верит ни в духов, ни в колдунов, ни в смерть от прикосновения к мертвому петуху. Но принимая во внимание уровень развития культуры и условия, в которых жили испытуемые, подобные методы можно считать весьма эффективными. Религиозные и социальные догматы формировали психику и поведенческие реакции людей и, позволяли применять те способы, которые имели воздействие на сознание древнего человека.
Но не все архаичные методы обнаружения правды сводились только к обращению к духовному миру подозреваемого. Как мы отмечали ранее, некоторые способы фиксировали изменения физических показателей испытуемого, так как это делает современный полиграф.
На древнем Востоке часто применялась рисовая мука, в качестве детектора лжи. Этот способ был основан на том, что древними людьми было замечено, в момент сильного стресса (страха разоблачения) у человека прекращается выделение слюны. Для обнаружения этого в рот испытуемого помещалась рисовая мука. И если через некоторое время мука во рту оказывалась сухой, то человек считался виновным. Способ этот был более точен, нежели субъективная оценка вождя племени. Но все же его эффективность вызывает сомнения, сухость во рту могла быть обусловлена не только страхом убийцы перед разоблачением, но и страхом невиновного человека перед испытанием. В этом примере мы видим один из показателей физической реакции человеческого организма на возможность быть уличенным во лжи.
Еще одним таким показателем у диких африканских племен был запах пота, интенсивность выделения которого шаман племени определял по запаху, во время ритуального танца обнюхивая подозреваемых. Опять мы видим, что древний и дикий для западного человека обряд, имеет своей основой вполне логичное наблюдение - преступник волнуется и потеет больше чем невиновный человек. Один из показателей используемых верификаторами в наше время по всему миру.
Достаточно жестокий способ определения лжет человек или нет использовали в древней Спарте. Обычай, широко известный обывателям, сбрасывания со скалы, имел своей основой не только физическую ущербность. Для определения юноши в специальную школу его ставили на скалу над обрывом и задавали вопрос: боится ли он? Ответ всегда был отрицательным. Но истинное отношение опрашиваемого определяли по цвету его лица. Если лицо юноши бледнело - он лгал. Для спартанцев это означало, что такой воин не мог быть бесстрашным в бою, а значит сильным и ловким. И это было достаточно веское основание, чтобы сбросить его со скалы. Так как многолетние наблюдения спартанцев показали, что бледнеющий от страха, не может быть отличным воином, быстрым, сильным и сообразительным.
В Древнем Риме тоже обращали внимание на цвет лица своих воинов. При отборе в охрану, претенденту задавали различные провокационные вопросы, и в том случае, если лицо его краснело, его принимали на службу. Считалось, что краснеющий от предъявленных провокационных вопросов не сможет участвовать в заговорах.
В качестве определителя причастности к тому или иному преступлению с незапамятных времен оценивали и такой показатель как тремор. Так, американский исследователь из Филадельфии Гарри Райт описывал следующий обычай, существовавший в африканском племени на рубеже 50-х годов 20 века. Подозреваемому давали в руку чрезвычайно хрупкое яйцо птицы и проводили допрос относительно обстоятельств расследуемого дела. Если по окончанию допроса скорлупа яйца оказывалась треснувшей, подозреваемый превращался в виновного.
В Индии, еще одном культурном центре древнего мира, существовала следующая традиция определения причастности к противоправному событию: подозреваемый должен был равномерно с постоянной силой ударять в гонг. В процессе этого ему задавали вопросы нейтральные и имеющие отношение к преступлению. По тому, изменялся ли ритм и звук ударов в гонг определяли, имеет ли испытуемый отношение к делу или нет.
Наиболее совершенный и обоснованный на наш взгляд метод определения скрываемой информации применял известный ближневосточный врач древности Авиценна. Делалось это по пульсу человека. Способ, максимально приближенный к современным детекторам лжи. Изменение частоты пульса и особенности кровенаполнения артерии брались за информативные признаки. По изменению данных показателей и устанавливалось сокрытие истины. Довольно часто таким способом устанавливали супружескую неверность и установления личности любовника. Специально обученный человек, прикладывал палец к артерии на руке потенциальной изменщицы, после чего задавались вопросы с называнием имен мужчин, с которыми теоретически женщина могла иметь интимную связь. Если же произносилось имя любовника, вследствие сильного эмоционального возбуждения, резко изменялась частота пульса и кровенаполнение артерии, что и замечал тренированный верификатор, определяя имя любовника. В последствии эта методика распространилась и стала достаточно популярна, позволяя решать широкий круг задач, связанных с определением искренности людей. Описанный способ тестирования получил развитие, в будущем став одной из важных составляющих методики психофизического исследования с применением полиграфа.
Обобщая описанные выше методы, можно прийти к выводу, что почти все древние методики дифференциации лжи и правды основывались на наблюдениях, за психофизиологическими реакциями подозреваемых во время стресса, вызванного отношением испытуемого к интересующему событию, реакциями, управлять которыми большинству людей было не под силу ни в древности, ни сейчас. В этом утверждении можно легко убедиться, лишь вспомнив собственные ощущения, испытанные во время стрессовых ситуаций в институте или на работе.
И конечно всем знакомы такие выражения как: «волосы встали дыбом…», «…во рту пересохло», «красный как рак…», «бледный как смерть…» и еще много выражений характеризующих отражение психических состояний достигающих высшей точки эмоционального возбуждения - психологического стресса - вызываемые им изменения физиологического состояния, управление которыми невозможно либо весьма затруднительно, а люди способные на это - большая редкость.
Однако то, что в перечисленных примерах фиксации изменений психофизиологического состояния, внимание обращалось лишь на какой-то один показатель (либо запах, либо тремор, либо пульс) говорит о низкой эффективности таких методов.
Стоит отдать должное находчивости и наблюдательности наших древних пращуров установивших объективную связь между эмоциями, которые испытывает человек и тем, что в этот момент происходит с его телом. Безусловно, тогда, это не имело под собой научно-обоснованной базы, но интуитивного знания психологии человека и эмпирического опыта наблюдения за физиологией человека оказалось, достаточно чтобы придумать относительно действенные методы установления виновности лица.
Рисовая мука, скорлупа и обоняние шамана считались эффективными фиксаторами изменений вегетативной нервной системы. Однако, для повышения качества определения изменений происходящих с организмом требовались более точные и технологичные средства. Их развитие началось с XVIII века и не останавливается до сих пор.
Конец XVIII века был отмечен развитием общей и особенно прикладной психологии. До первой четверти XIX века в получении и анализе эмпирических знаний о человеке начинают играть большую роль врачи, а не мыслители и философы, которые занимались этой проблемой ранее. Появляются первые работы, направленные на изучение психологических аспектов личности преступника, и использование полученных знаний в уголовном судопроизводстве. Появляются попытки использовать данные психологии для раскрытия, расследования и предотвращения преступлений (К. Экартсгаузен, И. Гофбауэр, И. Фредрейх и др.). Перед учеными становится вопрос об оценке показаний, данных подозреваемыми на допросах. Этому посвящена работа И. Гофбауэра «Психология в ее основных применениях к судебной жизни» (1808) а так же работа И. Фредрейха «Систематическое руководство по судебной психологии».
Именно в этот период были заложены теоретические и естественнонаучные предпосылки методов психофизиологического исследования. Устаревшим механическим методам выявления эмоций требовалось научное осмысление сложнейшего механизма психофизиологических реакций. В первую очередь эти простейшие способы не давали возможности оценивать их с точки зрения относимости, допустимости и главное достоверности результатов.
Одна из первых научных публикаций, затрагивающая проблему детекции лжи с научной точки зрения, был трактат «Эффективный проект непосредственного предупреждения уличных ограблений и пресечения всяких иных беспорядков по ночам» (1730), английского журналиста (автора известного романа о приключениях Робинзона Крузо) Даниэля Дэфо (Daniel Defoe, 1660-1731). Ему принадлежат слова: «Вина всегда сопровождается страхом; будучи измеренная толчком в крови вора, непременно его выдаст, если имеется подозреваемый, я бы измерил его пульс». Дэфо был одним из первых европейцев предложивших контролировать частоту и изменения пульса в целях борьбы с уличными кражами и грабежами.
Большой вклад в экспериментальное исследование человеческой психики и психодиагностику внес немецкий физиолог и психолог Вильгельм Вундт (1832-1920). Им в 1879 г, в Лейпциге была создана первая экспериментальная психологическая лаборатория. В лаборатории Вундта в целях психодиагностики стали применять технические устройства и приборы. Он объединил и несколько модифицировал методы психофизики и физиологии, и смог доказать, что используя человека в качестве объекта экспериментов можно изучать психические процессы до этого недоступные для опытного исследования. В Лейпцигской лаборатории впервые экспериментально были изучены пороги ощущений, время реакций на различные раздражители, в том числе и на речь. Результаты, полученные в своей лаборатории, Вундт изложил в главном своем труде «Основы физиологической психологии» (1880-1881). Эта книга была первым учебником по новой психологической дисциплине - экспериментальной психологии, для обучения которой в Лейпциг съезжались ученые со всего мира.
К этому же периоду можно отнести и появление психодиагностики -отрасли психологии разрабатывающей теорию, принципы и инструменты оценки и измерения индивидуально-психологических особенностей личности, а так же открытие основного психофизического закона, показывающего связь между психологическими и физическими явлениями. Эти события дали толчок к появлению интереса к психофизиологии, разработке новых научных методик и развитию количественной психодиагностики.
Наличие таких предпосылок послужило началом для развития инструментальных методов дифференциации правды и лжи. И следующей ступенью такого развития стали исследования итальянского физиолога Анжело Моссо (1846 - 1910).
Моссо посвятил свою жизнь изучению медицины и физиологии. Медицине он обучался в Турине, Флоренции, Лейпциге и Париже. В 1876 г. стал профессором фармакологии в Турине, затем, в 1880 г. - физилогии. Наиболее значительны его заслуги в экспериментальной физиологии его. В 1885 г. он исследовал зависимость физиологических показателей испытуемого от его эмоционального состояния. Известен случай, когда во время одного из экспериментов в клинике, Моссо наблюдал внезапное изменение пульса пациентки, произошедшее, без каких бы то ни было заметных причин. Позже было установлено, что данное отклонение пульса было вызвано тем, что пациентка во время измерения, обводя взглядом, книжный шкаф напротив, увидела среди книг человеческий череп, его вид и послужил причиной испуга, который испытала пациентка, так как череп напомнил ей о ее собственной болезни.
Полученные в результате данных экспериментов материалы были опубликованы в монографии «Страх». Моссо, благодаря своим исследованиям, установил связь между артериальным давлением и частотой пульса и эмоциональным состоянием человека, в частности испытываемым чувством страха. Все это привело физиолога к выводу о том, что «если страх является существенным компонентом лжи, то такой страх может быть выделен». Основой изысканий итальянского ученого послужили работы Гиппократа, который умел различать до 60 оттенков сердцебиения, в зависимости от испытываемых человеком эмоций.
Исследования Моссо породили собой эксперименты с применением технических средств, для измерения психофизических реакций и определения скрываемой информации.
Непосредственно для выявления лжи психофизические изменения впервые стали использоваться итальянским ученым, еврейского происхождения Чезаре Ломброзо (1835 - 1909). Отец антропологического направления в криминологии и уголовном праве, профессор Павийского, а затем Туринского университетов, автор многочисленных трудов наиболее известные из которых «Типы преступников», «Женщина - проститутка и преступница», «Преступный человек». Главной заслугой Ламброзо в криминологии стало смещение акцентов изучения с преступления, как деяния на человека - как преступника.
Что же касается, инструментальной психодиагностики, то здесь заслуги Ломброзо не менее значимы. В своей книге «Преступный человек», опубликованной в 1895 г., он изложил положительные результаты применения гидросфигмографа в расследованиях сыскной полиции. Устройство отмечало изменение объема человеческой ладони, находящейся в емкости с водой, связанное с изменением артериального давления допрашиваемого преступника. Книга описывает случай, когда при допросе подозреваемого, гидросфигмограф не обнаружил значительных изменений в артериальном давлении при вопросах об ограблении. Однако при вопросах о хищении паспортов, прибор отметил падение давления на 14 mmHg. Основываясь на этих данных, как позже выяснилось правильных, Ломброзо установил невиновность подозреваемого в грабеже 20000 франков, но причастность его к краже паспортов и других документов.
Позже, Ломброзо участвовал в расследование страшного преступления убийства и изнасилования девочки. С помощью плетизмографа (от греч. plethysmus - увеличение и grapho - писать) ему удалось доказать невиновность подозреваемого, некоего Тосетти. Инструментальная методика помогла исследователю обнаружить незначительные изменения в пульсе Тосетти, когда тот производил в уме математические вычисления, когда же ему предъявлялись фотографии замученных детей, таких изменений обнаружено не было, в том числе после того, как подозреваемому продемонстрировали фото убитой девочки. Таким образом, описанный случай является первым примением в уголовном судопроизводстве инструментального психофизиологического метода установления достоверности показаний, в отношении подозреваемого, который закончился оправдательным приговором. Конечно, данные плетизмографа были не единственными на которых основывалось суждение суда. После проведенного исследования были обнаружены и другие доказательства невиновности Тосетти. Таким образом, на практике было доказано, что измерение психофизиологических реакций, может служить не только для дифференциации правда - обман, но, что еще более важно, и доказывать невиновность подозреваемых, спасая их от несправедливого наказания.
Принимая во внимание историческую ценность плетизмографа, как первого примененного в уголовном судопроизводстве «детектора лжи», необходимо описать его устройство и принцип работы.
Плетизмограф - аппарат для графического определения колебаний объема различных членов тела в зависимости главным образом от степени их кровенаполнения.
Плетизмограф (рис. 1) состоит из стеклянного цилиндра G, суживающегося на одном конце и переходящего в трубку; в цилиндре два боковых отверстия а и Р. Конечная трубка цилиндра при помощи каучуковой трубки соединяется с резервуаром с водой F, отверстие Р при помощи той же гуттаперчевой трубки соединяется с записывающим полиграфом Марея Т, а отверстие а служит для выливания воды из плетизмографа. В свободное отверстие цилиндра, снабжённое резиновым рукавом, обхватывающим плечо, вставляется рука испытуемого человека. По установке руки в цилиндре в него вливается из резервуара S вода при закрытом отверстии а и открытом P до полного вытеснения воздуха из цилиндра. По достижении этого отверстие P соединяется с полиграфом, а кран резервуара F запирается. Рука оказывается заключённой в воде в герметически замкнутом пространстве цилиндра, сообщающегося только с записывающим полиграфом Марея Т, последний своим пером должен следовать за колебаниями объёма руки, и вот почему, как только объем руки увеличится вследствие прилива в неё крови, то есть расширения сосудов, она (то есть рука) станет вытеснять воду из цилиндра в одном единственно доступном направлении к полиграфу Т, вода будет давить на воздух в трубке и полиграфе и будет приподнимать гуттаперчевую стенку последнего вместе с упирающимся в центр её записывающим пером; последнее своим приподнятием будет указывать на увеличение объёма руки и, наоборот, при уменьшении объёма руки вода из трубки P будет просасываться в цилиндр, воздух в трубке и полиграфе Т будет разряжаться, и эластическая стенка последнего станет опускаться вместе с записывающим пером. Полученная таким образом плетизмографическая кривая линия показывает троякого рода волны (рис. 2); самые мелкие - пульсовые, выражающие, что при каждом сокращении сердца объем органа - руки ли, ноги и т. д. - увеличивается вследствие прилива новой порции крови, вталкиваемой сердцем в органы тела; эти пульсовые волны сидят на более широких дыхательных волнах колебания объёма органов, зависящих от того, что при начале каждого вдоха кровь сильно присасывается из вен к сердцу, а при начале выдоха, - наоборот - кровь несколько задерживается в венах; поэтому при вдохе получается падение, а при выдохе, наоборот, повышение объёма органов; так как на каждое дыхательное движение приходится около 4 сердцебиений, то дыхательные колебания объёма органов реже пульсовых.
Но эти волны дыхательных колебаний объёма органов сидят сами на волнах ещё больших, происходящих от периодического сокращения и расширения сосудов, зависящих от их собственной сосудодвигательной иннервации. Таким образом, с помощью плетизмографического способа исследования различных органов можно следить за изменением кровообращения при тех или иных условиях.
Не отставала от Италии и Западная Европа. Юрген Клейн и Макс Вертгеймер провели серию психофизиологических экспериментов в области сокрытия информации и в 1904 году опубликовали статью «Психологическая диагностика состава преступления». Статья была ценна идеей приспособить ассоциативный эксперимент к целям выявления скрываемой человеком информации.
Помимо пульса, в начале XX века исследователи также обратили внимание еще на один физиологический показатель - дыхание. Итальянец Витторио Бенусси (1878-1927) благодаря своим экспериментам установил, что существует связь между тем, что говорит подозреваемый и тем, как он дышит. Он утверждал, что существует объективная связь между произнесенной человеком ложью и изменением продолжительности вдоха к выдоху, что является подтверждением обмана. По мнению Бенусси, если человек прибегает к обману, то продолжительность вдоха увеличивается по отношению к выдоху. Эта теория отчасти была подтверждена Г. Бартом в 1918 г., который установил, что точность данного метода составляет 73-91%.
Итак, к первой четверти двадцатого столетия наука накопила достаточно опыта и ресурсов, для создания устройства выявления лжи, превосходящего предшественников по точности и объективности. Значительный багаж философских, психологических и физиологических знаний должен был обусловить научный рывок в области «детекции лжи». Оставалось лишь скомбинировать различные методы фиксации психофизиологических изменений и найти способ реализовать это на практике. Таким образом, чтобы главная цель подобного прибора - обнаружение скрываемой преступником информации, была достигнута и востребована. И такой рывок произошел, американскими учеными и юристами был создан прибор, отвечающий перечисленным требованиям, принцип работы которого сохраняется и в современных психофизиологических исследованиях. Рассмотрим историю появления этого «современного полиграфа» подробнее.
Два американских исследователя - Д. Саммерс и У. Марстон, разработали и внедрили новые методы в верификации подозреваемых.
Д. Саммерс для обнаружения истины начал использовать патометр, который являлся одной из разновидностей гальванометра. Прибор регистрировал изменения электрической активности кожи вкупе с особым видом опроса подозреваемого, когда тому задавались с особой последовательностью нейтральные и значимые вопросы относительно значимых событий. Оба вида вопросов повторялись не менее трех раз. Метод Саммерса, по его собственному мнению, со 100% точностью устанавливал невиновность подозреваемого.
Юрист и психолог Уильям Марстон (1893-1947) в Гарвардской научной лаборатории занимался исследованиями выявления лжи с использованием сфигмографа, а так же проблемой ложного свидетельствования в суде.
Марстон разработал метод нейтральных и проверочных вопросов для психофизиологического тестирования.
Инструментальные психофизиологические исследования получили от Марстона не только действительный практический вклад, но и выражение «детекция лжи». Именно Марстон впервые назвал использовавшийся им сфигмограф «детектером лжи». Этот термин вошел в широкий оборот после публикации книги «Тест детектора лжи» (1938).
Психофизиологические методы выявления обмана, представляли интерес не только научно-теоретический, но и практический. Но не факт, что этот интерес был бы реализован в скором времени, если бы не личность Августа Воллмера (1876-1955), о котором стоит сказать несколько слов отдельно.
Шеф полиции г. Беркли, штат Калифорния, внес значительный вклад в развитие правоохранительной системы в США. Являясь новатором во многих начинаниях, он придавал большое значение интеллектуальному развитию своих подчиненных. Принимая на работу преимущественно людей с высшим образованием, он постоянно старался улучшать качество своих сотрудников, рекомендуя занимающим управленческие должности получать высшее образование. Так же Воллмер установил стандарты профессиональной подготовки и требования к кандидатам на службу. Бывший морской пехотинец, он верил в незыблемость принципов военной системы, что стало причиной его принципиальности в отношении закона и дисциплины. Желая реформировать полицию г. Беркли, Воллмер неустанно боролся с коррупцией и взяточничеством, незаконными арестами и насилием со стороны полицейских. Так же он усовершенствовал патрульную службу, выдав патрульным сначала велосипеды, а затем пересадив их на автомобили. Уже через несколько лет полиция Беркли стала самой вежливой и профессиональной в США.
По его инициативе в г. Беркли в 1916 г. на базе Калифорнийского университета была создана первая школа полиции. Стараниями Воллмера, полицейский департамент, находящийся под его руководством стал образцом профессионализма. Большое внимание Воллмер уделял внедрению научных методов в работу полиции: принятие отпечатков пальцев, создание криминалистических лабораторий использование передовых научных методов в расследовании преступлений.
После своей отставки в 1932 г. Август Воллмер начал преподавать в Калифорнийском университете, что позволило ему найти много учеников и последователей. Опыт и знания Волллмера и его учеников в будущем оказались востребованы по всей Америке.
Один из сотрудников Воллмера, Джон Ларсон, в 1921 году показал своему шефу статью в газете, с описанием опытов обнаружения лжи с помощью измерения кровяного давления, проделанными Марстоном. Шеф полиции заинтересовался этими работами и попросил Ларсона разработать прибор для использования в системе правоохранения.
Джон Ларсон (1892-1965) кандидат наук в области физиологии. Будучи студентом калифорнийского университета. В 1919 году прочитав объявление Воллмера о приглашении студентов-медиков совместить учебу с работой, стал работать в полиции г. Беркли.
В 1921 году, после прочтения статьи Морстона и предложения Воллмера, Ларсон в течение нескольких недель сконструировал первый прототип современного профессионального полиграфа, подходящего для расследования преступлений.
Свое устройство Ларсон окрестил «полиграфом» позаимствовав его у Д. Хоукинса, который назвал так свою машину, созданную в 1804г., для копирования рукописных текстов. Эта машина так же использовала самописцы. Подобными устройствами на протяжении всего XIX века пользовались многие. Но именно Джон Ларсон стал применять такое название в отношении прибора для выявления лжи.
Внешне полиграф Ларсона совсем не походил на современные аналоги: он был громоздким, окутанным массой различных проводов, стеклянных трубок и резиновых шлангов. В длину был 150 см а в высоту 76 см, весил чуть более 12 кг. При перемещении с одного места на другое его требовалось разбирать, и после сборки настройка занимала почти час. Полиграф измерял и фиксировал у испытуемого следующие показатели: сердечные сокращения, частоту пульса, кровяное давление и изменения в дыхании. Все изменения отмечались иглой, вычерчивающей линии на закопченной бумаге, намотанной на два деревянных валика расположенных вертикально.
Разработка Ларсона превосходила идею Марстона в нескольких категориях: для начала, полиграф Ларсона фиксировал физиологические изменения испытуемого во время опроса, в отличие метода Марстона, который сначала спрашивал, а затем фиксировал изменения. Затем, новый прибор мог быть настроен на контроль таких параметров как кровяное давление и нервное напряжение опрашиваемого. Так же полиграф следил за изменениями дыхания. И, наконец, фиксация изменений происходила в виде реальной и постоянной записи результатов испытания, которые могли потом быть изучены и проанализированы другими экспертами.
Позже, модифицированное устройство Ларсена, под названием «кардио-пневмополиграф» стало первым серийным полиграфом, который выпускала американская фирма «С.H. Stocking». Полиграф Ларсена был официально признан одним из важнейших изобретений человечества и был внесен в список 325 самых значимых изобретений всех времен Альманаха Большой Британской Энциклопедии за 2003 год.
Дальнейшее совершенствование полиграфа, продолжил ученик Ларсона - Леонард Киллер (1903-1949). Придя в 17 лет работать в фотолабораторию полиции г. Беркли, он познакомился с Ларсоном и быстро стал его ассистентом. В 1925 году Киллер сам внес несколько существенных изменений в устройство: металлический сильфон для высококачественной регистрации изменений в кровяном давлении, пульсе, и дыхании, и кимограф, который позволил полиграммной бумаге двигаться под пишущими перьями полиграфа с постоянной скоростью.
Киллер продолжил усовершенствовать полиграф, добавив туда еще одну переменную - психо-гальванометр. В 1879 году Мари Габриэль Вигуру сделал открытие - электрическое сопротивление кожи человека изменяется в зависимости от испытываемых человеком эмоциональных переживаний: страха или стресса. Сегодня это называется кожно-гальваническим рефлексом.
Это открытие и способствовало изобретению психо-гальванометра, которым Киллер и усовершенствовал полиграф.
Канал регистрации кожного сопротивления заметно повысил точность результатов психофизиологических исследований с использованием полиграфа.
В последствие Киллер получил патент на полиграф и основал в Чикаго фирму по выпуску этих устройств. Там же Киллером была создана лаборатория по расследованию преступлений, где он обследовал подозреваемых в преступлениях и разработал методику тестирования на полиграфе, а так же ввел пятиканальную регистрацию тремора. В 1938 году Киллер основал первую школу по подготовке полиграфологов. С того времени принципиально полиграф не изменился, лишь совершенствовалась точность приборов и их техническая составляющая. С течением времени ученые, совершенствуя полиграф Киллера, пытались регистрировать до 19 показателей: дыхание, тремор, частоту пульса, артериальное давление, кожное сопротивление, миограмма, оксигемограмма, окулограмма, температура тела и др. Но, тем не менее современный «детектор лжи» фиксирует только от 5 до 10 показателей, при том, что 5 из них впервые ввел Киллер.
Итак, рассмотрев историю инструментальной детекции лжи, мы подошли к вопросу о современном устройстве полиграфа. Рассмотрим его подробнее.
Рынок полиграфов довольно широк, на нем присутствуют приборы как отечественного производства («Барьер», «Диагноз», «Диана», «Конкорд», «Крис», «ПИК», "Поларг", «РИФ», "Эпос") так и зарубежного (Lafayette-LX4000, Stoelting-86225). Так же их условно можно разделить на аналоговые( перьевые, чернильно-пишущие, традиционные), в которых запись данных производится на диаграммной бумаге и цифровые - запись осуществляется на электронном носителе с помощью персонального компьютера. На сегодняшний день более широко применяются цифровые или компьютерные полиграфы.
Классическим на сегодняшний день полиграфом является модель ЭПОС-10. На его примере и рассмотрим устройство данного прибора. Полиграф ЭПОС представляет собой одно из самых традиционных представлений о приборе подобного назначения. Прибор оснащен сугубо традиционным набором датчиков.
. Сенсорный блок обеспечивает регистрацию и передачу в компьютер физиологических параметров, снимаемых семью датчиками:
датчиком верхнего дыхания (предназначен для регистрации показателей грудного дыхания);
датчиком нижнего дыхания (предназначен для регистрации показателей диафрагмального дыхания);
датчиком кожно-гальванического рефлекса (предназначен для измерения сопротивления кожи человека);
датчиком фотоплетизмограммы (предназначен для измерения показателей активности переферической сердечно-сосудистой системы);
датчиком артериального давления (предназначен для измерения активности центральной сердечно-сосудистой системы);
датчиком тремора (предназначен для измерения двигательной активности)
голосовым анализатором (предназначен для измерения показателей голосовых характеристик).
Общая структура полиграммы состоит из следующих компонентов:
фон;
реакция;
артефакт.
Фон - состояние физиологических процессов в организме человека, пребывающего в условиях покоя (при проведении психофизиологического исследования под покоем подразумевается состояние спокойно сидящего человека, которому не задают вопросы). Фон характеризуется относительной стабильностью протекающих процессов и представляет собой некоторую физиологическую норму, свойственную конкретному человеку в отсутствие дестабилизирующих воздействий.
Реакция - это заметное (в условиях осуществляемого наблюдения) изменение динамики регистрируемого физиологического процесса в ответ на стимул (вопрос, предмет или изображение предмета), предъявляемый в ходе психофизиологического исследования. В зависимости от индивидуальных особенностей организма человека при развитии реакции можно наблюдать усиление, ослабление или стабилизацию динамики конкретной функции. У некоторых людей реакции могут иметь комплексный характер: вслед за быстротекущими изменениями физиологического процесса (собственно реакцией на стимул) происходит последующее продолжительное изменение его динамики, то есть так называемая реакция облегчения.
Артефакт - заметное (по сравнению с фоном) изменение динамики контролируемого физиологического процесса, непосредственно не связанное с предъявляемыми в ходе психофизиологического исследования стимулами и обусловленное воздействием экзогенных (внешних) и эндогенных (внутренних) дестабилизирующих факторов. К эндогенным факторам относятся умышленные или неумышленные движения обследуемого, кашель, внезапные болевые ощущения и т. п., к экзогенным - в основном, внешние шумовые помехи.
Физиологические реакции, регистрируемые в ходе исследования, не обладают специфичностью, то есть по их информативным признакам нельзя точно установить природу вызвавшего их процесса (положительная или отрицательная эмоция, ложь, испуг, боль, какие-либо ассоциации и т. д.). Единственная объективная характеристика физиологической реакции - её устойчивая выраженность в ответ на предъявление ситуационно-значимого стимула.
В настоящее время не существует статистически достоверных данных, однозначно указывающих на какую-либо универсальную информационную ценность для итогов психофизиологического исследования какого-то одного физиологического процесса либо отдельного его параметра.



Применение в различных сферах деятельности



Использование полиграфа не ограничивается лишь поиском доказательств в уголовных делах. Сфера его применения так же широка, как и потребность людей в обнаружении истины. Тем не менее, практическое применение полиграф, или теперь уместнее будет писать Специальное Психофизическое Исследование с использованием полиграфа (далее СПФИ), получил и в государственной деятельности, и в крупных коммерческих структурах. Использовать подобные устройства для отбора на работу квалифицированных кадров в состоянии лишь структуры, обладающие значительными ресурсами.
Рассмотрим использование СПФИ в коммерческих организациях. После краха социалистической экономики, на смену ей пришла рыночная экономика, а вместе с тем исчезли одни институты и понятия и появились другие. Охрану промышленных производств, учреждений и заводов больше не обеспечивают Отдел по Борьбе с Хищением Социалистической Собственности. Бремя защиты производственных и коммерческих секретов теперь в большей степени ложится на плечи самих организаций. Новая экономическая обстановка оказалась благодатной почвой для появления частных охранных структур и внутренних служб безопасности. Потребность в защите интересов бизнеса и имущества обуславливается как конкуренцией и наличием недоброжелателей, так и банальной недобросовестностью и корыстью работников. С середины 90-х годов СПФИ начинает применяться с целью защиты коммерческих интересов частных предприятий.
По мнению Н.М. Власова, основой стабильности бизнеса является кадровая безопасность, различные служебные проверки, проверки на лояльность к компании и прочее. Причиной большинства преступлений являются сами работники этих организаций. По мнению экспертов, ущерб предприятий от собственных сотрудников составляют до 90% от убытков в целом. С этим не сравнится ни один конкурент.
Один из известных российских специалистов по безопасности У. Сулейманов оценивает качество сотрудников на сегодняшний день следующим образом: 25% мошенников, 10% абсолютно честные и 65% относительно честные сотрудники, которые обычно не воруют, но могут поддаться искушению, при наличии и возможности и уверенности в безнаказанности.
Вследствие этого каждая цивилизованная компания обязана позаботиться о том, кого она принимает на работу и как эти люди потом работают. Отсюда вытекают внутренние концепции безопасности, которые редко обходятся без СПФИ. Достойных и надежных сотрудников можно подобрать лишь, получив полную картину о его мотивах поступления на службу, намерениях, вредных привычках и т.д.
Н.М. Власова в своей статье «Использование СПФИ в повышении эффективности бизнеса» более предметно раскрывает вопрос осуществления безопасности коммерческих структур. Она выделяет три направления кадровой и психологической работы на предприятии.
Во-первых: это кадровый отбор при приеме на работу или скрининг (англ. "screening" от "screen" - "отбирать", "сортировать", "просеивать"). Результаты СПФИ имеют большое значение при составлении прогноза успешности принимаемого сотрудника. В зависимости от критических направлений деятельности работодателей, как правило, интересуют следующие:
Искажения биографических данных.
Благонадежность сотрудника.
Истинные мотивы поступления на работу (цели, причины, стимулы).
Наличие наркотической и алкогольной зависимости.
Пристрастие к азартным играм.
Сведения о совершенных в прошлом преступлениях и проступках.
Связи с криминальными элементами.
Наличие преступных, либо злых намерений.
Скрываемые служебные (должностные) проступки.
Наличие психических или других заболеваний и отклонений.
Иную (по просьбе заказчика) скрываемую информацию.
Во-вторых: Осуществление служебных проверок. В случае значительного происшествия, СПФИ помогает выявить виновника. Рассмотрим эффективность расследования подобных происшествий на следующем примере, несанкционированное проникновение в помещение одного из коммерческих банков г. Москвы постороннего лица и установка прослушивающих устройств.
Проникновение произошло в предпраздничный день, неизвестное лицо находилось на территории банка в течение 3-х часов, прежде чем было обнаружено. Проникновению в течение 10 дней предшествовало периодическое отключение функции видеозаписи ряда кинокамер, установленных в различных помещениях банка.
Нами было протестировано (аппаратура «РИФ») 4 охранника банка, которые могли быть причастны к данному происшествию. Для каждого из них был использован личностные блоки тестов, разработанные на основе информации о деле, о каждом из участников, с учётом их психологических особенностей. Блоки включали в себя: 3-4 теста общей стимуляции (так называемые «настроечные» тесты), тесты «контрольных вопросов» и «правда-ложь» в модификации И.С. Зубриловой, тесты «SKY» (всего - 5-6 тестов прямого метода), тесты «максимального» напряжения на знание виновной информации о коде допуска для выключения функции записи видеокамер, время начала и конца отключения и порядковых номеров видеокамер, поисковые тесты на возможный сговор, мотивы, возможность получения вознаграждения и его уровень, основные цели и задачи посягательства на информацию банка.
Проведенные исследования позволили с высокой вероятностью (от 89% до 99%) установить, что ни один из тестируемых не был причастен к расследуемому преступлентю и, более того, позволило наметить для СБ ёще один возможный вариант осуществления данного нарушения. В последствии это было подтверждено сотрудниками СБ в ходе проведения служебного расследования. Лицо, причастное к несанкционированному проникновению установлено и, таким образом, данные полиграфных тестирований подтверждены.
В-третьих: проведение плановых проверок работников. В коммерческих компаниях с определенной периодичностью могут проводиться аттестационные проверки, цель которых определение качества работы персонала, настроения в трудовой среде, от которых может зависеть эффективность труда. К таким аттестациям зачастую и приурочены проверки на полиграфе. Наиболее часто СПФИ проводятся для контроля сотрудников и определения их лояльности к работодателю. Основные направления тестирования:
Выявление фактов нанесения ущерба компании.
Наличие планов нанести ущерб компании в будущем.
Выявление фактов воровства, включая информационные хищения, получение взяток и «откатов».
Использование служебного положения и времени в личных целях.
Заключение сделок втайне от руководства.
Намеренное искажение информации о коммерческих сделках и работе в целом при докладе руководству.
Халатное отношение к выполнению служебных обязанностей.
Конфликтность.
Знание и сокрытие информации о фактах нанесения вреда компании другими лицами.
Взаимовыгодные контакты с конкурентами и криминальными структурами и элементами в ущерб работодателю.
Другие интересующие заказчика вопросы.
Такие проверки не только могут выявить нарушения, но и повышают эффективность труда. Знание о возможной проверке стимулирует сотрудника к работе с наиболее полной отдачей. Оно дисциплинирует и удерживает персонал от возможных действий в ущерб работодателю.
Но применение полиграфа не ограничивается лишь отбором кадров. Он имеет ценность для крупных финансовых структур, деятельностью которых является кредитование, лизинг, услуги по страхованию. Для них появляется возможность контроля финансовых потоков в соответствии с положением ЦРБ от 19 мая 2004 года "Об идентификации кредитными организациями клиентов и выгодоприобретателей в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма".
В силу недавно проведенных реформ по преобразованию органов внутренних дел и, как следствие, пристального внимания к проблемам в системе МВД и путям их решения, важность и необходимость использования СПФИ в государственных интересах предлагаем рассмотреть на примере профессионального отбора в учебные заведения и органы МВД.
Важность данного вопроса трудно переоценить, в силу объективных проблем существующих в Российской полиции: коррупции, злоупотребление должностными полномочиями, низкий уровень квалификации кадров, связь с организованными преступными группами и т.д.. Особый характер положения в государстве органов внутренних дел, право принуждения и обязанности по защите прав и интересов граждан, накладывает большую ответственность на людей несущих службу в интересах общества. Именно поэтому подготовка и прием на службу должны проводится с особой тщательностью. Важность недопущения в систему внутренних дел потенциальных преступников должны обеспечиваться всеми максимально эффективными способами. К таким способам, безусловно, можно отнести и СПФИ. Благодаря своей объективности и высокой достоверности, СПФИ может оказать неоценимую услугу кадровиками МВД. Применения полиграфа в области профессионального отбора кадров в органы внутренних дел научно обосновано и испытано в различных регионах России.
В статье Н.И. Мягких и Н.Н. Михайловой рассматривается обоснованность использования полиграфа при отборе кандидатов в учебные заведения и органы ВД.
Сегодня в России действует обязательная схема при отборе кандидатов на службу и при поступлении в учебные заведения, которая включает в себя: социально-правовое изучение (кадровые подразделения), военно-врачебную экспертизу (оценку физического и психического здоровья военно-врачебными комиссиями) и экспертизу профессиональной психологической пригодности. Несмотря на, казалось бы, тщательный отбор будущих сотрудников, проблемы, перечисленные выше, стоят весьма остро, впрочем, не только в России. Авторы статьи приводят следующие данные исследований: в 626 полицейских агентствах Соединенных штатов от 25% до 58% из тех кандидатов, что прошли испытание полиграфом, были признаны непригодными к службе в полиции как имеющие высокую степень риска. Установлено, что прошлое кандидатов тесно связано с преступным миром: причастность к убийствам, изнасилованиям, грабежам и употребление наркотиков. Все это было установлено после того как кандидаты прошли стандартные психологические тесты, проверку биографических и анкетных данных.
В России ситуация не лучше. С 2006 года начато проведение СПФИ в ЦПД МСЧ ГУВД Новосибирской области. По данным центра наиболее часто к сокрытию негативной информации прибегают сотрудники, восстанавливающиеся на службу в ОВД. Изучение данной категории было начато в 2007 году на базе ЦПД Новосибирской области. Отличие данной группы проявилось в структуре негативной информации и многофакторности ее проявления. За полгода работы соотношение лиц, скрываюших негативную информацию, и количества случаев сокрытия негативной информации составило 1:2,6 (23 человека и 60 случаев). В группе кандидатов, поступающих на службу в ОВД впервые, за этот же промежуток времени это соотношение составило 1:1,7 (35 человек и 59 случаев). Следует отметить, что при обработке не учитывались результаты лиц, направленных на СПФИ психологами в индивидуальном порядке при подозрении на наличие скрываемой негативной информации. Среди выявленной скрываемой негативной информации в группе лиц, восстанавливающихся на службу в ОВД, первое место занимает прием психоактивных средств (37,5%), две трети случаев которого составляет злоупотребление алкоголем. На втором месте находится увольнение по негативным причинам (21%).
Для полноты образа приведенных данных в той же статье дается несколько примеров. Один из обследуемых, с 2003 года по 2005 год работал в должности оперуполномоченного уголовного розыска, уволился по собственному желанию, пытается восстановиться на ту же должность, но в другое подразделение. Во время СПФИ было установлено, что причиной увольнения кандидата с предыдущего места работы послужили проблемы с алкоголем. У него имелись проблемы, бывали запои, часто употреблял алкоголь в рабочее время. Уволившись со службы, кандидат обратился к медикам и «закодировался» от алкоголизма, но перенести отказ от спиртного для него оказалось тяжело. Чтобы смягчить свое состояние, кандидат начинает употреблять наркотики (после отказа от спиртного он две недели курит сигареты с коноплей каждые три дня), после употребляет канабиоиды в течение года (3-4 раза). Так же обследуемому оказалась не чужда игромания. Несколько раз он играл в казино, но проиграв сорок тысяч, от этой привычки отказался. Были выявлены суицидальные наклонности - в 18 лет вскрывал себе вены из-за несчастной любви.
Другой кандидат. Младший оперуполномоченный ОРЧ с 2004 по 2007 г. После СПФИ установлено, что причиной увольнения стали проблемы с алкоголем. За несколько последних лет этот «страж порядка» неоднократно участвовал в пьяных драках, распивал спиртные напитки в рабочее время, на служебном автомобиле, опять таки в состоянии опьянении, совершал дорожно-транспортные происшествия, употреблял производные конопли. До своей службы в милиции совершил преступление - избил и ограбил пьяного! Выплатив компенсацию пострадавшему, обследуемый избежал уголовного дела. Так же он имеет неблагоприятную наследственность - мать алкоголичка, пыталась покончить с собой. Безусловно, дети не отвечают за грехи родителей, но общая картина личности бывшего сотрудника милиции, который мог и дальше носить погоны, вызывает как минимум беспокойство.
Наибольшее удивление вызывает то, что оба потенциальных стража правопорядка прошли кадровую проверку, обследованы специалистами ВВК, успешно прошли специальные психологические тесты и только благодаря СПФИ были не допущены к службе в ОВД.
Но от частных примеров перейдем к статистике приведенной автором Мягких Н.И. По данным четырех ЦПД в различных регионах России было обследовано более пяти с половиной тысяч кандидатов при приеме на службу, а так же при перемещении сотрудников ОВД (4300 и 1300 соответственно). Выявление негативной информации у обследованных составило в среднем 27,8%. В выявленной негативной информации превалировали случаи немедицинского употребления психоактивных веществ - 40,7 % (в среднем) и более половины в отдельных регионах. Подобная статистика, подкрепленная яркими примерами, приведенными выше, поражает качеством сотрудников на тот момент милиции. Люди призванные бороться с наркоторговцами сами являются потребителями изменяющих сознание зелий.
Помимо употребления наркотиков так же были установлены случаи связи кандидатов и сотрудников с криминальными элементами - 8.3% в среднем и до 22% в отдельных регионах, корысть в качестве мотива поступления на работу в органы у 6 % исследуемых, а суицидальные наклонности в 7% случаев.
Необходимо отметить, что различные негативные факты биографий обследуемых лиц зачастую сочетаются в одном человека. Так, к примеру, корыстно-утилитарные интересы в качестве мотивов поступления на службу сочетаются с употреблением психоактивных веществ, иногда к этому присоединяются и связи с преступными элементами (наркодилерами), и участие в обороте наркотиков.
Исходя из приведенных данных, становится очевидно, что СПФИ должно применятся при профессиональном кадровом отборе в органах внутренних дел. Однако общеизвестен факт трудозатратности СПФИ. Невозможно провести через СПФИ 100% кандидатов, для этого не хватит ни времени, ни специалистов, поэтому необходимо определить тот контингент, обследование которого наиболее необходимо. Результаты психодиагностического обследования являются критерием выбора кандидатов группы риска.
Автор статьи, ссылаясь на опыт своих исследований, рекомендует привлекать к обязательному СПФИ всех бывших сотрудников правоохранительных органов, восстанавливающихся на службу, среди которых высока вероятность устойчивых связей с криминальными структурами, желание «восстановить свою кредитоспособность». Данная категория относится к так называемой «группе риска».
Он также предлагает введение практики плановых обязательных полиграфных проверок каждые 5 лет, а в случае высокой секретности или служебных проверок - внеплановых. Такое мнение кажется обоснованным и логичным. В силу перечисленных выше причин. Систематичные проверки на полиграфе позволят более объективно подойти к проблеме кадрового состава органов внутренних дел, избежать ошибок и предвзятости начальства, повысить качество личного состава, освободив его от потенциальных и реальных нарушителей закона. Здесь же автор видит необходимость освободить подразделения профессионального психологического отбора от зависимости от кадровых (комплектующих) органов. По его мнению, это повысит эффективность работы данных подразделений. Так как зачастую, после вынесение негативных заключений о профессиональной пригодности некоторых кандидатов, работникам соответствующих структур приходится испытывать давление, с целью вынесения положительного заключения.
Данная проблема является следствием общей негативной коррупционной ситуации в стране. Несмотря на громкое заявление о «победе над коррупцией», это социальное явление продолжает существовать в системе МВД. И за n-ую сумму милицейские начальники готовы оказывать протекцию кандидатам на службу либо при переводе, несмотря на объективные негативные данные. Вопрос о причинах и государственной борьбе с коррупцией выходит за пределы моей работы. Стоит лишь сказать, что СПФИ может оказать неоценимую услугу в этой титанической борьбе с одним из главных пороков государственной системы. Властным структурам осталось лишь найти волю для издания соответствующих нормативно-правовых актов, что бы инициативные начинания полиграфологов нашли под собой нормативную базу и могли с большей эффективностью действовать на благо чистоты кадрового состава силовых ведомств.
обман истина полиграф психофизиологический
Анализ НПА о применении полиграфа



Прежде всего необходимо оговориться, что практическому решению вопроса об условиях, формах и пределах применения полиграфа в уголовном судопроизводстве должно предшествовать глубокое и всестороннее научное исследование с широким обсуждением его результатов научной общественностью и достаточно репрезентативными экспериментами, отражающими специфику отечественного судопроизводства и ментальности населения. И такие исследования в настоящее время успешно ведутся специальным отделом ВНИИ МВД РФ, а также научными подразделениями Федеральной службы безопасности. Именно их результаты положены в основу Инструкции «О порядке применения полиграфа при опросе граждан», утвержденной Генеральной прокуратурой, ФСБ и МВД РФ и зарегистрированной 28 декабря 1994 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации, а также Приказом министра внутренних дел Российской Федерации от 12 сентября 1995 г. № 353 «Об обеспечении внедрения полиграфа в деятельность органов внутренних дел». С изданием в 1995 г. Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» применение полиграфа в оперативно-розыскной деятельности обрело достаточное правовое обоснование. Cледовательно, речь теперь пойдет не о правомерности использования полиграфа вообще, а об условиях его использования в процессуальной деятельности следователя и суда.
Есть все основания полагать, что уже в настоящее время применение полиграфа вполне допустимо в двух случаях: при производстве экспертизы и при участии специалиста-психолога в подготовке к производству следственного действия.
Закон не ограничивает эксперта в выборе технических средств исследования. Любое техническое средство, если оно само и методика его применения научно обоснованы, может быть применено экспертом для решения задач экспертизы, сообразно с условиями исследования, предъявляемыми к чему требованиями, процессуальным порядком экспертизы и т.п. Поэтому нет оснований для возражений против использования полиграфа экспертом-психиатром или психологом.
Не исключается применение полиграфа и при допросе, но при условии законодательного закрепления следующих положений:
. Применение полиграфа допускается только с добровольного согласия допрашиваемого; отказ от испытания на полиграфе, равно как и предложение подвергнуться испытанию при отказе со стороны допрашиваемого, не должны фиксироваться ни в одном процессуальном документе; отказ от испытания не может ни в какой форме толковаться во вред допрашиваемому.
. Для участия в допросе обязательно привлекается специалист-психолог, исполняющий функции оператора полиграфа в пределах обычной компетенции специалиста - участника следственного действия.
. Результаты применения полиграфа не имеют доказательственного значения и используются следователем лишь как ориентирующая информация; доказательствами признаются лишь фактические данные, содержащиеся в показаниях допрашиваемого. Материальные свидетельства применения полиграфа (ленты, записи) к делу не приобщаются.
Как отмечалось ранее, приборы и методики определения психофизиологических реакций человека существуют за рубежом с конца 40 годов. Они основаны на теоретических и методологических принципах, разработанных в этой области, и прошли всестороннюю проверку в юридической и судебно-медицинской практике. Изобретателем методики тестирования на полиграфе в ее современной форме (Патент США № 2538125 от 1951 г.) считается Джон Е. Рейд. Однако нельзя не отметить, что еще в 30-е годы выдающийся советский ученый Александр Романович Лурия использовал психофизиологические методы распознавания нечестности ответов в практике расследования уголовных преступлений.
 
Категория: Мои статьи | Добавил: defaultNick (17.01.2016) E W
Просмотров: 366 | Теги: Проверки, полиграф, детектор лжи | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
avatar
НАШИ КОНТАКТЫ
Запорожская область
Запорожье
ул, Стефанова 20 оф.1



+38 067 396 83 59 detector-zap@mail.ru